Интервью А.А.Боцан-Харченко газете "Политика"

Перевод с сербского

А.А.Боцан-Харченко в интервью «Политике» отмечает, что сегодня условия для развития отношений Белграда и Москвы, выстраивающихся в соответствии с Декларацией о стратегическом партнерстве, более благоприятные, чем прежде. По оценке российского посла, эти отношения находятся сейчас на беспрецедентном подъеме.

А.А.Боцан-Харченко: Главное – это доверие и интенсивность политических контактов на высшем уровне. Сербия занимает важное место в нашей внешней политике, это долгосрочный интерес. Указал бы на два фактора. Первый – политика сербского руководства, которую определяет президент А.Вучич и его соратники, активная и развернутая в сторону России. Достигнут оптимальный баланс между евроинтеграционным и российским вектором, без ущерба для какого-либо из них. Второй – более благоприятные условия для развития отношений, российские компании готовы к реализации стратегических проектов.

«Политика» (Б.Билбия): Что это за проекты?

А.А.Боцан-Харченко: Прежде всего, в сфере энергетики. Началось и энергично продолжается строительство сербского участка газопровода «Турецкий поток» от границы с Болгарией до границы с Венгрией.

«Политика»: Может ли случиться так, что мы построим свой участок, а другие страны, как, например, Болгария, не подключатся к проекту?

А.А.Боцан-Харченко: Мы ориентируемся на оптимистический сценарий. Важно, чтобы соблюдались правовые рамки, без политизации. У нас были контакты на высоком уровне с Болгарией. Исходим из того, что в конечном счете должен торжествовать здравый смысл и прагматический подход. Параллельно продолжается диалог с ЕС, где набирают силу тенденции к развитию отношения с Россией.

«Политика»: Вы действительно оптимист…

А.А.Боцан-Харченко: Если бы мы не были оптимистами, мы бы ничего не делали, сидели бы сложа руки. Но тогда никакого проекта вообще никогда бы не было.

«Политика»: Часто говорят, что крупнейшие инвестиции в Сербию приходят с Запада, а из России их как будто вообще нет.

А.А.Боцан-Харченко: Российские компании вложили в Сербию свыше 4 миллиардов долларов США. Из них на «Газпром нефть» приходится более трех миллиардов, в планах компании – еще около 1,4 миллиарда. Другой значимый инвестор – «Лукойл» с 345 млн долларов. Есть и «РЖД» с высокой динамикой вложений. Стремимся к ведущим позициям по объему инвестиций в Сербию. То же относится к сфере торговли, сейчас наша цель – с сегодняшних трех с небольшим миллиардов долларов в год выйти на четыре миллиарда.

«Политика»: В ЕС критикуют соглашение о свободной торговле между Сербией и Евразийским экономическим союзом (ЕАЭС). Подразумевается, что что-то в этом договоре не так?

А.А.Боцан-Харченко: Соглашение – результат длительных переговоров, глубокого, всестороннего анализа, как в России и в других странах ЕАЭС, так и в Сербии. Сербия приняла это решение, понимая все преимущества выхода на огромный рынок.

Сейчас в ЕАЭС председательствует Армения, подписание соглашения планируется
25 октября в Москве на уровне премьер-министров – с учетом его значения и для Сербии, и для ЕАЭС, и для России.

Кампания против соглашения не имеет под собой юридической базы, никто не ссылается на документы, которые могли бы эти утверждения подкрепить. Слышны только призывы, предупреждения и укоры в адрес Белграда: если вы стремитесь в Евросоюз, вы не должны даже смотреть в другую сторону. Это просто попытки Сербию, которая пока не является членом ЕС, «связать» и изолировать от России, а Россию вытеснить отсюда, прекратить наши отношения.

«Политика»: Недавно состоялось мероприятие в Польше, посвященное началу Второй мировой войны, но Россия и Сербия, которые внесли самый значительный вклад в борьбу против фашизма, не были приглашены.

А.А.Боцан-Харченко: Это стремление отнять у нас историю. История во многом определяет позицию в современном мире. Если есть желание подорвать эту позицию, перечеркнуть авторитет страны, то – помимо санкций, экономической войны, политического давления – необходимо лишить страну истории.

Возрождение нацизма и фашизма имеет место. Откровенная героизация – на Украине. По соседству тоже не все в порядке.

«Политика»: Недавно состоялись совместные сербско-российские военные учения с применением систем ПВО С-400 и «Панцирь С1». Долгое время идут разговоры о том, что Сербия может приобрести какие-либо из этих систем. Это реально?

А.А.Боцан-Харченко: Военное и военно-техническое сотрудничество – это интересная, но при этом очень чувствительная, деликатная сфера, которая «любит тишину». Все планы российской стороны будут выстраиваться с учетом пожеланий сербской стороны и принципов обеспечения безопасности Сербии, не в ущерб безопасности других.

Белград сотрудничает с ОДКБ, в том числе и по парламентской линии, в соответствии со своим нейтральным статусом. Никто, в отличие от других, Сербию не затаскивает.

«Политика»: В НАТО говорят, что у Сербии есть выбор, что она сама решает, будет ли она членом этого военного блока.

А.А.Боцан-Харченко: Да, мы, с одной стороны, слышим, что у Сербии есть выбор. А спустя пять минут – заявление какого-нибудь иного официального лица о «евроатлантической перспективе» Сербии. Они вообще не исходят из того, что у Сербии есть свобода выбора в том смысле, что она может ориентироваться и на Россию.

В деле евроатлантического освоения региона Сербия – это камень преткновения. Все, что делалось против Сербии, было недостаточно эффективно. Сербия и сербский народ не встали на колени, страна возрождается, укрепляется ее потенциал. Несмотря на попытки отторгнуть Косово, Белград сохранил принципиальную позицию по этому вопросу, и продвигает ее все активнее.

Еще что касается НАТО – Австрия и Швеция являются нейтральными странами, будучи членами ЕС. И никто не оказывает на них давление.

«Политика»: Вы недавно вступили в полемику с специальным представителем государственного секретаря США М.Палмером по вопросу так называемого «вредоносного» влияния России на Балканах. Некоторые говорят, что Москва против решения по Косово, поскольку в этом случае Сербия «ушла» бы на Запад и в НАТО, а Россия потеряла бы единственный оплот своего влияния в Европе.

А.А.Боцан-Харченко: При всем моем отношении к Сербии, даже не говорю сейчас о своих формальных обязанностях посла, при всей моей любви и всем моем уважении к этой стране – повторю: Сербия является оплотом России, как и Россия является оплотом Сербии и останется таковым. При этом говорить, что Сербия является единственным оплотом России, неправильно, поскольку Россия развивает отношения со многими странами Европы и Азии.

Когда говорят, что у Сербии огромный, широкий выбор, следом заявляют, что Россия хотела бы предотвратить вступление Сербии в НАТО. Наше отношение к расширению НАТО давно известно. Его последствия – это подрыв безопасности в Европе и регионе Евро-Атлантики, создание разделительных линий, продолжение политики «разделяй и властвуй».

«Политика»: К вопросу о разделительных линиях: на Западе все чаще звучит тема раздела Косово, а в России, даже неофициально, об этом не говорят?

А.А.Боцан-Харченко: Мы смотрим на решение косовской проблемы исключительно в плоскости нахождения решения Белградом и Приштиной, без навязывания каких-либо схем. По своему опыту могу сказать: ни одна из схем, придуманных и навязанных извне, не создаст долгосрочной базы. Решение может родиться только в результате длительных переговоров, непростого компромисса. И самое главное – исходной системой координат должно быть международное право. В данном случае это резолюция № 1244 СБ ООН.

«Политика»: Эта резолюция уже была нарушена, когда государства Запада, в том числе и сами члены СБ ООН, признали Косово?

А.А.Боцан-Харченко: Они нарушили резолюцию, но мы нет. В Косово продолжает работать МООНК, и ее деятельность приносит результаты. За ней стоит СБ ООН и его постоянные члены – Россия и Китай, которые не признают Косово. Да, резолюцию нарушили, но это не значит, что ситуация является бесповоротной, поскольку тогда можно было бы сказать: давайте не будем обсуждать этот вопрос вообще. Решение может быть найдено. История международных отношений знаетразные случаи.

«Политика»: Вы говорите, что решением проблемы должны заниматься Белград и Приштина. М.Палмер также говорит, что они не «пишут» никакие решения, что это нам нужно договориться. Глава российской дипломатии С.В.Лавров при этом подчеркивает, что Косово – это глобальный вопрос. Но глобальными вопросами должны заниматься глобальные игроки?

А.А.Боцан-Харченко: «Глобальный вопрос» – это не означает, что региональные участники должны отстраниться и смиренно ждать, когда им навяжут какое-то решение. Это предполагает, что переговоры сторон ведутся при благожелательном посредничестве членов СБ ООН. Окончательное решение глобального вопроса утверждается в СБ ООН.

Мы были не против перевода переговоров под эгиду ЕС в Брюссель, памятуя, что за этот вариант выступал Белград, мы поддержали его и пытались содействовать этим переговорам. Кстати, некоторые вещи были эффективны. А оправданное недовольство и оправданную критику мы высказывали нашим партнерам откровенно и напрямую, в том числе и насчет того, что не реализуются договоренности, имеющие принципиальное значение для Сербии.

«Политика»: Американский дипломат Ф.Рикер постоянно сидел там за занавеской. А где был российский представитель?

А.А.Боцан-Харченко: Это не наша дипломатическая практика: наблюдать из-за угла или стоять за занавеской, подслушивать или нашептывать.

Для нашего подключения принципиально важно наличие приглашения от Белграда и отправная точка, стартовые условия, которые должны основываться на международном праве. Концепция таких переговоров должна быть согласована заранее, это не должно быть движение по лабиринту в потемках, наощупь.

«Политика»: Если бы мы сегодня вернулись к формату «тройки» 2007 года, когда Вы представляли Россию, В.Ишингер – Германию и ЕС, а Ф.Изнер – США, то увидели бы, что результат два к одному. Москва и Берлин против раздела Косово, а американцы, может быть, за?

А.А.Боцан-Харченко: Мы не выступаем за раздел Косово, вообще не проводим ни один из вариантов решения. При этом вызывает непонимание заявление о том, что раздел Косово создал бы прецедент территориального раздела в Европе. Бывшая Югославия расчленена всеми возможными способами. И после этого оказывается, что прецедентом не было ни разделение СФРЮ, ни СРЮ, ни самой Сербии, а раздел Косово стал бы прецедентом. Такие заявления звучат очень странно.

«Политика»: В Берлине утверждают, что раздел открыл бы ящик Пандоры, имея в виду, возможно, Республику Сербскую в составе Боснии и Герцеговины, где Вы в свое время были послом?

А.А.Боцан-Харченко: Ящик Пандоры открыт не сейчас. Чтобы не было недоразумения относительно того, что Россия поддержала бы возможный раздел – нет, мы можем поддержать только вариант, который будет нести компромисс. Тогда да. А сейчас нет ни переговоров, ни условий, ни предпосылок. В сущности, сейчас нет ничего. Нужно подождать, пока не пройдут выборы в Приштине и не появится какой-либо результат, а затем проанализировать их реальную политику. А не выстраивать переговорную тактику, утверждая, что переговоры можно начать и быстро закончить – в ситуации, когда для этого нет необходимых и достаточных условий. Выходит, что давление оказывается на «обе стороны», одна из которых, Белград, реальна и осязаема, а другая – виртуальна.

«Политика»: Спецпредставитель США М.Палмер назначен непосредственно после Вашего прибытия в Белград. Это ответ Вашингтона? С учетом того, что вы уже обменялись несколькими резкими комментариями.

А.А.Боцан-Харченко: В данном случае отвечу на сербском: „никакве догађаје не повезујем с мојом маленкошћу“ [«никакие события с собой, Вашим покорным слугой, не связываю»]. Мы никогда не говорили, что в регионах, которые нас интересуют, например, на Балканах, не хотим допустить присутствия кого-либо еще. С другой стороны, мы часто слышим, что необходимо ликвидировать «вредоносное присутствие» России.

В случае Косово и Метохии или Боснии и Герцеговины – наибольшая польза будет, если основные международные акторы – Россия, США, ЕС – будут говорить единым голосом. Но такой единый голос должен «ставиться» на основе международного права и принципов взаимоуважения и сотрудничества.

«Политика»: Если они хотят исключить Россию из всех процессов, а без России невозможно никакое долгосрочное решение в СБ ООН, значит, что никакого решения они и не хотят?

А.А.Боцан-Харченко: Уверен, что они не хотят долгосрочных, сбалансированных, международно-правовых решений. Они хотели бы ухода России с Балкан, вовлечения всех стран региона в НАТО. Как вы думаете, почему такой упор делается на вступление Сербии в НАТО? Потому что членство Сербии в НАТО оправдало бы все зверства, которые НАТО здесь совершило.

Контакты

ЭКСТРЕННЫЙ ТЕЛЕФОН

Посольство

Тел: +381 (0)11 361 1090; +381 (0)11 361 1323
Эл.почта: rusembserbia@mid.ru
Web: ambasadarusije.rs

Консульский отдел

Тел: +381 (0)11 361 3964, 361 7644, 361 3180
Эл.почта: consrus@ambarusk.rs

ЗАПИСАТЬСЯ НА ПРИЕМ В КОНСУЛЬСКИЙ ОТДЕЛ

остальные контакты